О художественных аспектах деятельности PUSSY RIOT

Очень, очень емкий и любопытный материал о, собственно, том, что главное во всей этой истории с художественной точки зрения. О панк-традиции, если вообще возможно такое словосочетание.

Оригинал взят у d_desyateryk в о художественных аспектах деятельности PUSSY RIOT
PUSSY RIOT ДЕЛАЮТ ВАС СВОБОДНЫМИ

pussy_riot_3

Среди всего медийного шума, сопровождающего дело Pussy Riot, никто из многочисленных комментаторов, похоже, не пытался отследить художественную родословную этой группы. Между тем, как мы увидим далее, акции Pussy Riot с полным правом вписываются в практику актуального искусства последнего столетия.


17 ноября 1918 года писатель и художник, активный участник движения дадаистов Йоханнес Баадер, в прошлом - архитектор и капеллан, пробравшись на хоры Берлинского кафедрального собора, сорвал мессу, обратившись к священнику с собственным вариантом проповеди: «Стой! Как ты думаешь, кто такой Христос? Тебе наплевать!..» Разразился оглушительный скандал, ведущие газеты Германии написали об инциденте на следующий день, охарактеризовав, среди прочего, Баадера как «сумасшедшего». Исполнителя акции, получившей название «Вам наплевать на Христа», арестовали. Соратник и друг Баадера, художник, поэт, основатель дадаизма Рауль Хаусманн, написал письмо министру культуры Берлина, отстаивая право Баадера на свободу слова. Вскоре последнего отпустили.
Дадаизм произвел революцию практически во всех основных жанрах искусства, обогатив их в равной степени новыми техниками и новыми смыслами, дав плеяду блестящих поэтов, скульпторов, художников. Французское движение леттристов, основанное в поздних 1940-х эмигрантом из Румынии Исидиором Изу, своими предшественниками провозглашало в первую очередь дадаистов.

В 11:10 9 апреля 1950 года четверо молодых леттристов, один из которых был одет как монах-доминиканец, вошли в Собор Парижской Богоматери. Шла пасхальная месса; внутри было десять тысяч человек со всего мира. «Фальшивый доминиканец» (так назвала его пресса), двадцатидвухлетний Мишель Мур, воспользовавшись паузой в богослужении, взошел на алтарь и начал читать проповедь, написанную одним из его единомышленников:
«Сегодня пасхальный день Святого Года
Здесь
Под гербом Собора Парижской Богоматери
Я обвиняю
Вселенскую католическую церковь в смертоносном отвлечении нас
От живой силы взамен пустого неба
Я обвиняю
Католическую церковь в мошенничестве
Я обвиняю
Католическую церковь в заражении мира своей траурной моралью бытия
Ставшей гнойной язвой на разложившемся теле Запада
Истинно говорю вам: Бог умер…»

Прихожане, забыв о всяком милосердии и всепрощении, бросились на заговорщиков; одному из молодых людей порезали лицо; толпа преследовала леттристов до самой Сены. Мура, по сути, спасла полиция. Он вышел на свободу после 11 дней ареста. По иронии судьбы, вскоре он стал ревностным католиком и церковным энциклопедистом.

В 1957 году леттристы преобразовались в «Ситуационистский интернационал» во главе с философом и культурологом Ги Дебором.
41.95 КБ

Идеология ситуационизма, крайне эффектно соединявшая радикальное искусство с левой риторикой, привлекла в движение множество молодых умов. Главным злом современности Ги Дебор считал тотальный спектакль: «Спектакль — это непрерывная речь, которую современный строй ведет о самом себе, его хвалебный монолог. Это автопортрет власти в эпоху ее тоталитарного управления условиями существования... Спектакль — это не совокупность образов; нет, Спектакль — это общественные отношения, обусловленные образами». Спектакль — причина отчуждения: трудящегося — от продуктов труда, всех людей — от их собственных переживаний. Образ становится продуктом потребления, столь же отчужденным, как и все остальное. Реальность вытесняется зрелищем, которое давно уже не является развлечением, — ибо срослось с обществом, в котором СМИ заменили и язык, и память, и непосредственное общение: люди «ищут жизнь наощупь». На первой встрече «Интернационала», чье создание было инициировано Дебором и датским художником Асгером Йорном, помимо леттристов, собрались интеллектуалы Америки, Северной Африки, Европы. В качестве сопротивления тирании Спектакля они призывали думать головой, а не телевизором. Называли себя ситуационистами, поскольку взяли за основу тактику "конструирования ситуаций", что предполагало замену "публики" и "актеров" Спектакля на "людей жизни" ради всеобщего участия в производстве образов: агитацию, саботаж, спонтанный бунт, акции прямого действия, уничижительные игры с рекламными клише в политической пропаганде, отрицание авторского права. В искусстве для этого практиковался прием detournement («искажение»), согласно с которым есть не ситуационистское искусство, но ситуационистское использование искусства. В начале мая 1968-го группа последователей ситуационистов Enrages (бешеные) спровоцировали волнения в парижском пригороде Нантерр, очень быстро охватившие сначала столицу, а затем и всю Францию. Молодежная революция, легендарный парижский май 1968 года – которая была настолько же политическим, насколько и культурным событием –изменила ход новейшей истории.
128.61 КБ
Баррикада в Латинском квартале

В то же время по другую сторону Ла-Манша, в Британии, начинающий модельер и галерист Малькольм Макларен, потрясенный происходившим во Франции, сначала организовал демонстрацию солидарности в Лондоне, а потом торговал футболками, украшенными лозунгом упомянутой группы Enragẻs: «Я принимаю свои желания за реальность, потому что верю в реальность своих желаний».

В 1974-м Макларен финансировал выпуск первой англоязычной антологии ситуационистов «Покидая двадцатый век». А на следующий год перешел от слов к делу: собрал провокационную панк-рок-группу, прославившуюся под названием «Секс Пистолз».

Панк-рок как маргинальный музыкальный стиль существовал до того момента уже добрый десяток лет. Макларен, однако, дал ему настоящее рождение, сделав фактом не только рок-музыки. По сути, «Секс Пистолз» стали его ситуационистским проектом, его личным 1968-м в Объединенном Королевстве. Макларен на практике применил деборовский detournement, чтобы подчинить своим подрывным целям шоу-бизнес как таковой; без этого группа так и осталась бы лишь еще одной панк-бандой, разве что более успешной, чем иные. Среди скандалов, сопровождавших недолгую историю «Пистолетов», один занимает особое, даже выдающееся место.

В 1977 в Великобритании праздновалось двадцатипятилетие со дня вступления королевы на престол. За полторы недели до этого события сингл с песней «Секс Пистолз» «Боже, храни королеву» был распродан в количестве 150 тысяч копий. Текст был таким:
«Боже, храни королеву
Фашистский режим…
Боже, храни королеву,
Она не человек,
И нет никакого будущего
В английских мечтаньях!
Не спросили, чего ты хочешь
Не спросили, что тебе нужно
Нет никакого будущего, нет будущего,
Нет будущего у тебя».


В поддержку сингла вечером 7 июня, в день празднования юбилея, Макларен организовал концерт на речном судне, курсировавшем по Темзе перед палатой общин. Когда корабль проплывал возле здания парламента, «Секс Пистолз» исполнили «God Save the Queen». Вскоре после этого полицейские потребовали от экипажа причалить к берегу, и многие участники вечеринки, в том числе Макларен, были арестованы. Начались нападения на участников группы. Первой жертвой стал арт-директор «Секс Пистолз» Джеми Рид. Четверо неизвестных избили его, сломав ему ногу и нос, и скрылись. Вскоре после этого злоумышленники напали на лидера группы Джонни Роттена, порезали ему бритвой лицо, руку и колено. Роттен до сих пор не может сжать кисть левой руки в кулак. С ним находились продюсер Крис Томас и менеджер студии Билл Прайс, также получившие порезы. 20 июня ещё один участник «Секс Пистолз», 20-летний барабанщик Пол Кук, подвергся нападению около станции метро. Кук получил несколько ножевых ранений и сильный удар железной кружкой в затылок. Он самостоятельно добрался до дома и вскоре был госпитализирован — врачи наложили пятнадцать швов. Все нападавшие остались неизвестными.

Дадаизм, леттризм, панк – признанные, давно не оспариваемые явления мировой культуры. Панки и интеллектуалки Pussy Riot – вне сомнений, талантливые продолжатели радикальной художественной традиции, которой, как мы видим, уже без малого сто лет.

С этим искусством трудно смириться. Оно раздражает, оно не идет на компромиссы, оно обидно смеется вам прямо в лицо, оно опасно для своих же авторов и исполнителей. А главное – оно проявляет в самой полной мере ГЛУБОКУЮ НЕВМЕНЯЕМОСТЬ, которая лежит в основе любой официальной идеологии, будь то государственничество или церковная религия. Тяжелые оплеухи общественному вкусу, раздаваемые молодыми провокаторами, делают это общество свободнее, избавляя его от давящих вековых кошмаров.

Дмитрий Десятерик

Comments have been disabled for this post.