мальчик

Установленные лица

открыть материал ...
Установленные лица
// С кого начнется история нового Возрождения
2012-й войдет в анналы как год Pussy Riot, и впору заключать пари, через сколько лет их имена напишут в школьных учебниках: дело Дрейфуса и дело Бейлиса, процесс Бухарина...
открыть материал…
Еще одна честная попытка посмотреть на Pussy Riot как на явление искусства. Помимо того, что это серьезно и вдумчиво, приятно было читать еще и потому, что рыжеволосую девушку на фото я когда-то знала лично:) Лет 12 назад мы с ней одними и теми же лопатами раскапывали одних и тех же древних греков:)
И даже ездили вместе автостопом из Тамани в Крым. Нда.

Диагнозы разнятся. Акционизм, говорят акционисты, кто с радостью — дескать, возрождается художественный угар "лихих девяностых", кто с негодованием — дескать, безрассудный героизм "лихих девяностых" попран таким политическим пиаром. И с этим можно согласиться, но лишь отчасти. Если не иметь в виду прямой, подчас физический, телесный контакт художника и зрителя, что было у венских акционистов или у "человека-собаки" Олега Кулика и чего не было у Pussy Riot — ведь непосредственная аудитория их акций ничтожна в сравнении с многомиллионной медиааудиторией,— а иметь в виду готовность нарушать границы, революционный романтизм, дикость и странность жеста, чувство момента, провокационность вторжения в реальное социальное поле. Феминизм, говорят феминисты, дотошно перебирая детали вроде тех, что название Pussy Riot связано с феминистским движением riot grrrl и они, словно группа Guerrilla Girls, носили маски, по крайней мере до ареста сохраняя анонимность. Можно согласиться и с феминизмом — с той оговоркой, что восстание против патриархальности власти и общества — не только его право и привилегия. Абстракция, говорит художник Анатолий Осмоловский, кислотные наряды и балаклавки — это "бунт цвета". Что ж, пусть будет абстракция, смазавшая карту будня и плеснувшая краску в серость политического официоза и системной оппозиции. Малевич, говорит культуролог Михаил Ямпольский, они — наследницы Малевича: формально — недаром визуальный образ группы напоминает разноцветных и безликих "супрематических крестьян" — и духовно, коль скоро разуверившийся в официальной церкви авангардист верил в обновление христианства через синтез искусства, религии и гражданственности. Но являются ли Pussy Riot наследницами Малевича, когда выступают в метро или на крыше троллейбуса, и так ли уж отчетливо читается этот иконографический прототип, когда "неосупрематистки" поют на Лобном месте? И все же ключевое слово — образ. Образ, в который так или иначе вошло все вышеназванное и многое другое. Pussy Riot создали образ времени и при этом стали частью этого образа.
 
Tags:

Comments have been disabled for this post.