мальчик

Про них и про нас

Оригинал взят у ludmilapsyholog в Про них и про нас
Интересно, в России еще поп-корн не кончился? Это ж сколько его надо, чтобы осилить все бесконечное число текстов про: это проект Кремля -- это не проект Кремля -- это они заранее придумали -- это они испугались Обамы  -- это они испугались протестов -- это у них раскол элит -- это новый замысел олигархов -- это они просто идиоты единственное здравое суждение.
Другая линия: он в сговоре -- он не в сговоре -- он хочет власти -- он герой -- он говорил "черножопые" -- он никогда такого не говорил -- он еще хуже нынешних -- он лучше нынешних -- он потворствует толпе -- он умеет с людьми разговаривать -- он пустышка -- он единственная надежда,  и т. д. и т. п. устала продолжать.

Все думала -- на что похоже? И вспомнила -- У Беттельгейма в "Просвещенном сердце" -- книге, в которой он осмысляет свой опыт узника гитлеровских концлагерей. Он описывает странную особенность заключенных -- они большую часть свободного времени проводят, увлеченно, до хрипоты обсуждая лагерную администрацию. Кто с кем в конфликте, у кого какое сегодня настроение, кто что за человек, у кого какая жена и даже что у них сегодня на обед. Обсуждают вещи, на которые совсем никак не могут повлиять, хотя, казалось бы, в такой отчаянной ситуации, имея так мало времени, чтобы что-то обсудить, стоило бы его тратить на более важные вещи, не так ли? Ну, если не планировать побег, то хоть как-то попытаться улучшить свою жизнь, договориться, скооперироваться? В конце концов, если совсем ничего нельзя сделать, можно вспоминать близких, думать о вечном, стихи читать.
Но так уж устроена виктимность.

Меня давно просили написать подробнее, что это и как устроено, я помню, что обещала, и когда-нибудь таки напишу, но сейчас коротко. Виктимность -- есть деформированное состояние психики, адаптировавшейся к насилию.

Пока насилие вызывает протест, гнев, страх, обиду -- это нормально, стресс очень сильный, человеку плохо, но его картина мира остается нормальной и в этой картине все названо своими именами: жертва, агрессор, сам акт насилия, чувства, с ним связанные, последствия и т. д.

В идеале чувства отрабатываются сразу: в противодействии силой или в спасении бегством и обращении за помощью. Если дело оканчивается победой над насильником или получением защиты от "своего", идет разрядка в торжестве или в слезах, и все разрешается без последствий.

В осложненной ситуации, когда драка или побег затруднены или в принципе невозможны (например, реакция горя от потери близкого -- не убежишь и не с кем драться, или когда ребенка обижает учитель в школе, а родители не защищают),  чувства частично или полностью "замораживаются" и тогда развивается посттравматический синдром с длительными, иногда  отложенными во времени реакциями.

И в совсем-совсем плохих случаях, когда насилие длительно и безвыходно, когда нет стратегии избегания (невозможно "вести себя хорошо" и избежать насилия), а витальная зависимость от насильника высока
(проще говоря -- никто, кроме него, не накормит), психика, не в силах выдерживать стресс, "сминается", деформируется, она больше не может выносить осознание положения вещей таким, каково оно есть, и, чтобы защититься от непереносимого стресса, меняет саму картину мира, саму систему координат.
В которой "бьет -- значит любит ", "бьет -- так ему положено, на то и хозяин", "у нас зря не сажают",  "а как же нас не бить, мы сами виноваты нечего было кидаться камнями в полицию" и еще множество вариаций.
То есть человек принимает картину насилия как "нормальную", "обоснованную", "неизбежную", следующую из множества совершенно объективных причин, от "папа за меня переживает, потому и бьет" до "мы такой народ, с нами без твердой руки нельзя". Насильника воспринимает как всемогущего, себя -- как абсолютно беспомощного.
Единственное, что он сам может -- бесконечно вглядываться в лицо насильника, угадывает его реакции, настроения, помыслы, как ребенок пьющего и бьющего отца по первым шагам на лестнице угадывает, пьяный папа сегодня или не очень, и если пьяный, то по злому типу или по расслабленному.
Единственная мечта -- чтобы насильник понял, заметил твои чувства, "услышал" ( я про это писала в связи со статьей Камиля Икрамова по "Мастеру и Маргарите",  и по-прежнему считаю, что Икрамов прав и понял главное в романе).
Есть только Старший брат, только Око Саурона, только насильник -- и ты, беспомощный и голый перед ним.
Это все дико грустно, и Беттельгейм описывает подробно механизм введения взрослых, в прежней жизни вполне самостоятельных и разумных людей в это состояние. Кто не читал еще, очень рекомендую.

Но конкретно для нас сейчас наиболее грустным является то обстоятельство, что картина мира всегда устойчива. И нормальная картина мира довольно устойчива, нужна очень сильная степень воздействия. чтобы ее покорежить. И искаженная тоже, к сожалению. А может, и больше, потому что чтобы ее изменить, надо не ломать, а строить, а оно всегда сложнее.
Именно в результате устойчивости виктимность упорно воспроизводится в поколениях, хотя период действительно запредельного, виктимообразующего насилия, отделен от нас уже более чем полувеком. Но отрава никуда не делась. Нам по-прежнему достаточно минимальных репрессий, чтобы с криком "это новый 37 год" в ужасе паковать чемоданы. Мы отзываемся тысячами перепостов и комментов с содержанием "ах, ну почему наши дела так унылы" на любую новость, а эхом идет "здесь ничего никогда", "здесь народ такой" и "здесь всегда так было".   Мы по прежнему уверены, что "у НИХ руки длинные", "у НИХ все продумано и схвачено" и ни один волос не упадет с головы без ИХ ведома.  Мы обсуждаем ИХ свары и ИХ настроения,  мотивы и планы, искреннее считая, что нам важно это все понимать.
Даже большая часть наших профессиональных борцов, жизнь посвятивших -- вроде бы -- борьбе за свободу, увлечена на самом деле только своими отношениями с НИМИ. Как бы ИМ досадить, как бы ИМ показать, что не боишься.  Вокруг никого нет, все остальные -- лишь статисты в этой сцене диалога Героя с Крабом Тираном.
Про всякие "ОНИ нас услышат и поймут", "ОНИ сядут за стол переговоров", "ОНИ разберутся, не может быть, чтобы сажали ни за что", даже писать противно.
Ну, и сюда же вечное ожидание Идеального Лидера, которого мы сначала рассмотрим со всем пристрастием под микроскопом: нет ли изъяна, нет ли подвоха, а потом, так и быть, расслабимся и позволим себя спасти. Очень желательно, чтобы в процессе спасения он умер, как Сахаров, тогда можно будет его боготворить. А то если не умрет, опять же надо будет как-то  с ним отношения строить, а мы что, мы ж ничего, от нас не зависит, как ОНИ там решат, так и будет, нам только остается мечтать, что Новый Хозяин будет добрее -- ведь мы так его любили, так верили.

Я что хочу сказать. Астрологи вон уверяют, что сейчас какие-то офигительно подходящие дни, чтобы избавляться от искажений в картине мира. Какой-то там тригон чего-то там. Давайте воспользуемся, должен же быть толк от лженауки:)

Мы давно не в концлагере, дорогие мои, это просто фантомные боли. Мы в обычном реальном мире, где Царство Божие да, как-то еще не построено, и много всякого плохого, но и на всемогущих насильников и беспомощных жертв он не делится, колючей проволокой не обнесен и пулю за шаг в сторону никто не получит (за много шагов -- да, но оно обычное дело в этом лучшем из миров).

Давайте хотя бы начнем осваиваться с той правдой, что НЕ ВАЖНО, чего кто наверху хочет и планирует. Ну, то есть важно, но примерно как погода за окном, с точки зрения вопроса, брать ли зонтик. Наше с вами будущее зависит не от того, является ли Навальный проектом Кремля. Не от того, действует ли Собянин по договоренности с Путиным или сам по себе. Не от того, чего хотят сислибы и чего боятся силовики. Оно зависит ровно от того, что мы позволим или не позволим Кремлю, Навальному, Собянину, сислибам, силовикам, Госдепу, черту лысому.  Что мы со своим будущим сделаем.
И лучше бы нам всем перестать стоять, как зевакам, задрав голову вверх и гадая: "чего это они задумали?", а заняться собой и друг другом. По настоящему интересно сейчас только это: чего МЫ хотим? каковы НАШИ планы, мотивы, страхи, ресурсы? Какие у НАС отношения с собой и друг другом? Как НАМ стать не чьим-то проектом, а самими собой? Нет никого, кроме нас (С)

Все, что на данный момент этому процессу самоидентификации и сепарации от НИХ помогает -- хорошо. Все, что мешает -- плохо. Ирония -- хорошо. Паника и уныние -- плохо. Избавление от иллюзий -- хорошо. Слепое обожание (и слепая ненависть) -- плохо. Горизонтальные связи -- любые -- хорошо. Разделенность -- плохо. Реальный и трезвый учет плюсов и минусов -- хорошо. Логика "сделайте мне красиво или пошли вон" -- плохо. Готовность рисковать, открываться и договариваться -- хорошо. Вечная подозрительность и поиски подвоха -- плохо. Ставить цели и получать результаты -- хорошо. Ныть про "никогда ничего" или грезить про "если бы все рыбы договорились" -- плохо. Ну, и так далее.
Шарик белый -- шарик черный. Какие перевесят? Мы не знаем. Наше дело -- думать, что кладешь на весы.

Я на эту тему тоже думала немного в связи с событиями вокруг Навального. И вот я не считаю, что это какая-то особая виктимность русского народа. Это обычная человеческая натура проявляется, которая во всех странах одинаковая. Взять MJ-фандом (ну, кто о чем, а вшивый о бане). Там же кругом все только и выискивают коварные замыслы Бранки да хитрые махинации AEG. Абсолютно то же самое, что все эти разговоры о том, чей проект Навальный. Людей манят теории заговоров - не знаю почему, но им кажется, что "там наверху" все только и делают, что пытаются злонамеренно обмануть народ. Посмотри на каком-нибудь Экслере - все только и обсуждают, какие сволочи эти и те. Казалось бы: вы ж тут из-за Майкла собрались, ну обсудите хоть раз хоть что-нибудь про Майкла - нет, они, как те заключенные, судачат только о власть имущих. При этом точно так же фанаты не имеют никакого влияния: они напишут стопицот комментов, они иногда соберут подписи к какой-нибудь петиции (=выйдут на Манежную площадь с транспарантами), но революции так не делаются.

Думать, что кладешь на весы, конечно, надо, но надо при этом отдавать себе отчет, что этим можно устроить только свою жизнь. Не стоит заблуждаться, что твой белый шарик вызовет перевес весов. Не вызовет.

Edited at 2013-07-22 01:12 am (UTC)
Интересный взгляд на проблему.

Я бы, наверное, отметила, что Петрановская вовсе не говорит о том, что русский народ чем-то раз и навсегда отмечен. Она лишь говорит, что нация в данный исторический момент находится в подобном состоянии — и что она может (как это оптимистично!) из этого состояния выйти. Надеюсь, это все же правда (хотя и грустно глядеть на все это) — так как пример того, что люди в России могут изменить свою судьбу и судьбу своей страны, я видела в 1991 году своими глазами. При том же виктимном прошлом (которое было только что и саднило сильнее), при гораздо более страшной репрессивной машине и при отсутствии интернета.
Она, наоборот, раздражена, по ее мнению, «нытьем» - о том, что здесь ничего никогда не прорастет. Ну... не знаю, на мой непросвещенный взгляд, здесь уже перейдена некая черта, за которой начинаются необратимые вещи и распад, государственный и человеческий. Да и просто — генетически состав населения иной по сравнению с теми же 1980-90-ми... Лучшие, умные, активные уехали и продолжают уезжать, а остальных методично год за годом опускают до скотского уровня.
Но это имхо. И опять же — я говорю о нации сейчас, в данный момент, а не о нации вообще.

Про эмджей-фэнов, вероятно, ты права, и общая черта такая есть у людей, действительно.
Однако и виктимность — тоже правда. Или «выученная беспомощность». Знаешь, у меня как-то раз, давно уже, отец задался вопросом и не смог на него ответить. Вопросом таким — отчего же в сытой Европе и Америке люди настолько граждански активны? Отчего они то и дело выходят на многотысячные демонстрации, которые часто их личной жизни вообще не касаются? Отчего они митингуют в защиту какой-то Политковской или Пусси Райот? Что им Гекуба? Что им эти Пусси? За каким хреном им сдался этот Трейвон Мартин (тем более если они белые)? Зачем они устраивают Оккупай? Чего такого не хватало благополучному Сноудену, что он все бросил и решил защищать права человека? На черта туркам сдался какой-то парк в Стамбуле? Казалось бы, живи да радуйся. Казалось бы, чем сытее, тем пассивнее.
И наоборот — у нас вышли пять тысяч человек из всей Москвы (ну ладно, по максимуму десять) к Госдуме — и это, говорят, прямо офигеть как много. Притом, что в репортажах из Европ-Америк это цифра обычная, рядовая. Как с тиражом книг, знаешь... Для нас и три тысячи — успех, для них пятнадцать - это минимум. Я, кстати, думаю, что связь — прямая между этими вещами. Активная жизненная позиция — она во всем проявляется.
Почему так? Потому что в них нет этой беспомощности, девиз которой «я ни на что не могу повлиять». Потому что они растут с сознанием «я могу», «я свободен», «это мой мир, в котором я принимаю решения», а мы растем с «нельзя», «невозможно», «не высовывайся», «там без нас решат»; наш мир ограничен дверями квартир, а у них вся Америка — дом, в котором они - власть. «Мы здесь власть»(с) — это чисто воспитательный, почти лечебный лозунг. Потому что, утрированно говоря, у американца на лбу написано «все возможно», а у нынешнего русского «ничего невозможно». Потому что потенция бывает там, где свобода, а из «нельзя» вырастает только бессилие и апатия. И это бессилие здесь во всем... В отношении к своему здоровью. В отношении к безопасности на дорогах. В отношении к грязи на улицах. В отношении к насилию над другими (лишь бы не меня). В отношении к работе (лишь бы попасть в теплое место, где платят, и делать ничего не надо — а мысль о своем бизнесе приходит в голову пяти процентам населения). В отношении к женщине. В отношении к любым, кто слабее тебя.
Так что, насчет того, что твой шарик на весах ничего не изменит — может, ты и права, объективно говоря (хотя какая тут может быть объективность). Но это уверенность ведет к нежизнеспособности. Там, где верят в свою способность что-то изменить — идут, и делают, и меняют. Там жизнь. Там, где не верят в это — умирание.

Твой, кстати, белый шарик, если говорить про эмджей-деятельность, перевесит многие и многие другие, ты и сама знаешь. И еще долго будет перевешивать.


Edited at 2013-07-22 08:12 am (UTC)
Думаю, Маша права: большую роль в умонастроениях народа играет личное благополучие. В 91-м у народа за плечами было 70 лет убогого унылого прошлого, и в том шансе, который появился у страны, они в первую очередь увидели шанс для себя. Шанс поехать за границу, покупать хорошие вещи и т.п. А сейчас народ в столицах - где слышны все эти опозиционные воззвания - живет вполне благополучно и от государственного переворота лучше жить не станет, а наверняка станет даже хуже (в краткосрочной перспективе): доллар рухнет и т.п. И большинство подсознательно не готово рисковать личным благополучием.

На западе, мне кажется, люди уверены в том, что их личному благополучию ничто не повредит. То есть оттого что они выйдут с транспорантами за Пусси Райот или Трейвона Мартина, кризис не случится, деньги не обесценятся, работу они не потеряют. Эта уверенность и позволяет спокойно проявлять политическую активность. Плюс общая устроенность жизни и меньшее количество ежедневных бытовых проблем позволяют тратить больше времени на переживания за вселенскую справедливость. Плюс воспитание, да. Здесь многие живут с убеждением что их голос многое значит, их заплаченный доллар может на что-то повлиять - что, может быть, наивно во многих конкретных ситуациях, но зато в целом дает именно эту активную гражданскую позицию в обществе.

Шарик, безусловно, может перевесить, если он достаточно большой. Но для этого надо делать что-то. Выпусти книгу. Сними передачу для ТВ. Опубликуй компромат на чиновников. Организуй покушение на власть, в конце концов. Сделай что-то конкретно полезное для цели, помимо того чтобы писать комменты и выходить на площадь, потому что от этого пользы ноль.

Edited at 2013-07-22 04:21 pm (UTC)
Ну, почти со всем соглашусь, пожалуй. Разве что иногда выйти на площадь или подписать петицию, или перечислить средства - это единственное, что ты лично можешь сделать. Это то, что в твоих силах. Это мало, конечно, но это не ноль, и это все равно так или иначе влияет на ситуацию. Уж количество людей на улицах - еще как влияет. Подавляющее большинство не делает и этого.
В том же Навальном, кстати, мне нравятся даже не все эти его разоблачения и так далее - мне нравится другое: то, как настойчиво он стремится вытащить людей из состояния бессилия.
По-моему, он прекрасно сказал. И, в общем, это то же самое, о чем говоришь ты сейчас:

"Общее усилие гарантирует результат, но общее складывается из частного и личного. Это не какой-то сообщающийся сосуд, где вы можете уклониться и посидеть на скамейке, а кто-то сделает работу за вас.
Просто поймите: никого кроме вас нет.
Никого происходящее в стране и городе не волнует больше, чем вас.
Нет удивительных волонтёров, которые приедут сделают работу за вас.
Нет прекрасных перечисляльщиков пятисот рублей, которые накидают денег в тот момент, когда вам лень войти в интернет-банк.
Нету тех, кто, как на картинке поднимется за вас.
Если вы уж дошли до того, что читаете этот жж, то вы и есть передний край.
Нет никого сознательнее, нет никого продвинутее.
Нет тех, на кого могут надеятся несчастные, запуганные и одураченные миллионы жителей России. Им повезло в жизни меньше, чем вам и вы - их надежда.
Нет таинственного подполья, листовки которого вы с удивлением обнаружите утром в подъезде.
Нет человека, который придёт и молча поправит всё, про вас кто-то думает как о таком человеке.
Никто не в состоянии сопротивляться сильнее вас.

Долг перед остальными, если вы его осознали, это такая штука, которую нельзя делегировать кому-то ещё.

Нет никого, кроме вас.

Если вы это читаете, вы и есть сопротивление".

Edited at 2013-07-22 05:00 pm (UTC)
Да, он правильно сказал. Но все же я предпочитаю целенаправленно участвовать в том, что реально приносит пользу, а петиции подписываю только в состоянии какого-то крайнего отчаяния и бессилия. И количество людей на улицах не кажется мне значимым фактором. Ну вышли, постояли, разошлись. И что изменилось?
Сознание:)
Того, кто не испугался и вышел, и того, против кого вышли.
Выходить - это значимо в отсутствие каких-либо других мер воздействия. Когда нет возможности влиять на что-то через честные выборы. Через работающую судебную систему, право. Через значимые СМИ.
Или тогда, когда все это есть, но, по твоему мнению, несправедливость не устранена и остается это последнее средство заявить о своем отношении.

Выйти - значит заявить, что ты есть, что у тебя есть свое мнение, и что ты не собираешься сидеть с ним в уголку, а намерен влиять на ситуацию, которая тебе не нравится. Что ты МОЖЕШЬ что-то.
Ну конечно, это мало, даже мизерно, повторяю, и это не то же самое, что целенаправленно заниматься делом. Но все же в 1991 именно потому, что люди вышли и продержались, кончилась империя. И выйди сейчас на улицу миллион москвичей - Навальный в тот же день стал бы президентом, и никто ничего не смог бы противопоставить. Я знаю, как выглядело в августе 1991-го собрание на Дворцовой, где выступал Собчак и куда полгорода стеклось тогда - армия и милиция даже не пытались и близко подойти.
Так что, мне кажется, важно любое посильное действие. Потому что когда говорят "ну и что дадут эти ваши митинги" - это то же самое бессилие. Тот, кто так говорит, он что, вместо этого подполье организует тайно? Листовки печатает? Да ничего подобного, он снова ложится на диван, успокоенный тем, что он ничего не может, и все дела.

Что касается меня. Я выходила тогда, когда это еще было немодно, когда в 2007-м только начались в СПб первые марши несогласных. И некоторое время после. И вот в 2011-м тоже. Я бы выходила и сейчас, если бы не то, о чем я сказала выше - то, что Петрановская называет "нытьем". Я пессимист в этом плане, после многих лет наблюдений. Да, я полагаю, что здесь очень скоро и в любом случае, при любых исходах, последует распад и разложение. Никакой даже Навальный тут ничего уже не спасет.
да, увы, мне тоже так кажется. Поэтому Навального считаю героем - чувак при живой жене и детях лег грудью на амбразуру.
То, что после надежд 91-го года страна пришла к этому состоянию, - очень показательно, на самом деле. Свергнуть политический режим можно за один день, а на то, чтобы сменить воспитанную за три поколения ментальность, нужно еще три поколения, выращенные в другой системе ценностей, которой не только нет, но и строить которую некому. Как говорилось в известном фильме, "за такой короткий срок старое разрушить можно, а создать новое - очень трудно".

Edited at 2013-07-22 09:50 pm (UTC)
Лен, браво! Спасибо за перепост.

Edited at 2013-07-22 07:39 am (UTC)
Знаешь, для меня эта тема в определенном смысле "больная". Не испытываю равнодушия к происходящему. Но и энтузиазма уже - тоже.
Не хочу влезать в чужой диалог, добавлю только, как мне видится то, о чем ты говоришь. "Сытому", как бы удивительно это ни выглядело, всегда легче будет отправиться на баррикады. Великие русские писатели, страдающие за наш народ, сами чаще всего не бедствовали, а сочиняли повести и поэмы в своих поместьях. А когда ты беден и в отчаянии, может не хватить ни физических, ни душевных сил на борьбу, если речь не идет о вопросе жизни и смерти. Потому, на мой взгляд, западный мир и более активен в плане выражения недовольства.
И еще - оппозиция не считает удачей то, как относительно немного людей вышли на Манежку. Но они как раз верят в то, что выйти нужно хотя бы из чувства совестливости. А я вижу людей, которые в оппозиции уже скоро лет десять, а результата от всего, что они делают (действительно делают!) нет. Это я не для пессимизма, а в оправдание собственного бездействия, наверное.
Ты, конечно, права во многом - уровень гражданской активности прямо связан с уровнем сытости. Бытие определяет сознание:)
Однако в конце 80-х и в 90-х народ был не в пример более голодным, чем сейчас, это тоже нужно понимать. И гражданская активность была на порядок выше.
Выводов никаких сделать не могу, я не социолог.

Оппозиция, мне кажется, как раз радуется успеху - ура, 10 тысяч. Это я, сравнивая с Западом, в этом успеха не вижу. Хотя, опять же, для России - да, некое колебание произошло, нельзя не признать.

И про результат. Заниматься этим всем, на общественных началах, на свой страх и риск - и в ожидании какого-то результата идут только самые наивные. А большинство идет именно из-за совестливости. "Чтобы не оскотиниться" - как говорилось в хорошем фильме "Сукины дети". И еще идет хорошая молодежь, в которой еще не воспитано бессилие, в которой есть это сознание - "я могу". Те самые "ровесники Бродского".

Edited at 2013-07-22 09:00 am (UTC)
Согласна, но тогда люди и не из-за Пусси Райот все-таки выходили. Я о том, что если жизнь в целом благополучна, можно и на связанные с политикой темы обратить внимание и выразить гражданский протест.
Посмотри, если интересно, этот пост: http://dobrokhotov.livejournal.com/572936.html Как раз количество пришедших оценивается как несерьезное.
С годами я стала убежденной антифеминисткой :) Пусть мужчины решают такие проблемы. Если поддержать дорогого мне человека в его позиции - выйду на площадь. А совесть взывает к тому, чтобы не давать близким лишнего повода для волнения. И пока я не верю, что "могу". Но говорю исключительно о себе лично.
Это, Маш, потому, что у тебя еще нет умных и уже подрощенных детей, будущее которых, как оглянешься вокруг, просто ужасает. И ужасает сознание собственной беспомощности, когда нет способности и силы даже на то, чтобы просто уехать.

Edited at 2013-07-22 09:49 am (UTC)
Может быть и так. У автора того поста детей тоже нет, а осознание и вера есть. Раньше мне было важно быть в толпе протестующих. Сейчас предпочитаю заняться тем, что могу сделать, и буду знать, что это не напрасно.
Но я уважаю тех, кто действует, это безусловно.