девочка

New York, Morton street 44

Дом Бродского в Гринвич виллидж.

Удивительно как повезло автору видео. И спасибо ему большое. Нужно досмотреть до конца.



Из книги Людмилы Штерн. Поэт без пьедестала. Воспоминания об Иосифе Бродском:

Сказать о Бродском «непрактичный» -- значит ничего не сказать. Его расходы, вернее траты, бывали иногда необъяснимы с точки зрения здравого смысла, его финансовые бумаги -- в художественном беспорядке.
К бессмысленным тратам можно отнести значительную сумму, которую Бродский вбухал в свою (вернее, не свою) квартиру на Мортон-стрит. Он много лет снимал ее у своего приятеля, профессора Нью-Йоркского университета Эндрю Блейна. На Мортон-стрит Бродскому было удобно и уютно, и перемещаться он, кажется, не собирался.


На карте Манхэттена (картинка кликабельна):

Мортон-стрит

UPD - к предыдущему посту о Бродском. Маша, смотри, узнавай родные места:

Действительно невероятное везение. Спасибо, Лена.

Наверное, что-то в воздухе витает:)
Перечитываю "Набережная неисцелимых" и маюсь от желание запостить что-то из Бродского или чуть-чуть про Бродского.



"В последний год жизни Бродского в 1995 году Людмила Штерн съездила в Петербург и, желая сделать Иосифу приятное, сфотографировала его дом.
Когда проявили плёнку, то на одной из фотографий увидели нацарапанное напротив его квартиры слово «жид».
«И ты ещё спрашиваешь, почему я не хочу возвращаться?» - хмыкнул Бродский. Уже спустя десятилетия после своего изгнания из СССР он, живя в Нью-Йорке, продолжал получать из Москвы короткие письма: «Жид недобитый, будь ты проклят!»
Я покидаю город, как Тезей --
свой Лабиринт, оставив Минотавра
смердеть, а Ариадну -- ворковать
в объятьях Вакха.

Теперь уже и вправду -- навсегда.
Ведь если может человек вернуться
на место преступленья, то туда,
где был унижен, он прийти не сможет"
____

«Я думаю, что наступающая эпоха, обновляющийся мир будет менее духовным, более релятивистским, более безличным, я бы сказал, менее человечным. Для меня это вполне очевидно. Но я не вижу необходимости приносить какие-либо жертвы».

«Вот, смотрите, кот. Коту совершенно наплевать, существует ли общество «Память». Или отдел идеологии при ЦК. Так же впрочем, ему безразличен президент США, его наличие или отсутствие. Чем я хуже этого кота?»
"Для русского человека нового времени нет более естественной мысли, чем о побеге".

О да. О да.

Вообще сейчас из него стремительно делают классика, забронзовевшего такого, в очках, с гордым профилем... из квартиры питерской сварганят музей скоро и все такое. Отчасти этому способствует его манера чтения, которую я не люблю - его стихи можно прочесть совсем иначе, они гораздо более доходчивы.
А он же был рыжий, растрепанный, бросивший школу подросток, он был рабочий и геолог, он матерился и прикуривал одну сигарету от другой, он был резкий, земной и не лезущий за словом в карман. И никогда не был этим статуарным нобелевским лауреатом.
Гурман, меломан, любитель гонок на «Мерседесе»( «Какой русский не любит быстрой езды! - тем более, еврей»)
Кстати, мог запросто быть деспотичен и резок в каких-то ситуациях

"Я смотрел на поэта и думал: счастье,
Что он пишет стихи, а не правит Римом.
Потому что и то и другое властью
Называется. И под его нажимом
Мы б и года не прожили - всех бы в строфы
Заключил он железные, с анжамбманом
Жизни в сторону славы и катастрофы,
И, тиранам грозя, он и был тираном"__А. Кушнер о Бродском
____


Как ни странно, но выкинув его из страны,лишив любимого Питера ( «Эх, такой город - и большевикам достался!»), его гонители оказались несколько в своеобразном положении. Они полагали себя вершителями его судьбы, а это его Судьба использовала их в своих целях.
Там его талант , его невероятная страсть к чтению, высочайший уровень подлинного самообразования оказались к месту, там он, не окончивший даже средней школы, преподавал в университетах, там его ценили и уважали по делам, а не согласно указаниям сверху.
А вот что было б здесь - трудно предсказать.
_____
"…Мой голос, торопливый и неясный,
Тебя встревожит горечью напрасной,
И над моей ухмылкою усталой
Ты склонишься с печалью запоздалой,

И, может быть, забыв про все на свете,
В иной стране – прости – в ином столетье
Ты имя вдруг мое шепнешь беззлобно,
И я в могиле торопливо вздрогну".



Edited at 2013-08-18 11:26 pm (UTC)
Лена, спасибо! Я все-таки так далека от мира Бродского. И при этом так близко к одному из его уголков :)