мальчик

(no subject)

 

Какие, оказывается, ночные люди ходят в полночь по Невскому под ноябрьским дождем... Разноцветные. Как будто Нью-Йорком повеяло. Мужчины в клетчатых пончо под желтыми зонтиками, и девушки с синими волосами и оранжевыми ногтями.

 

Только что вышла из Дома кино, где начался прокат "Жизнь Адель" - вышла, а кино как будто продолжается, и то ли фильм был про жизнь, то ли жизнь - про фильм; все такое же растрепанное, неустроенное; мокро, ветер, неприкаянные полуночные людские тени. Жизнь моя, синематограф, черно-белое кино.

 

Вот так бывает только с очень хорошим кино - выходишь, и отчего-то наконец примиряешься с реальностью, и едучи в том же тряском троллейбусе, что и каждый серый день, вдруг начинаешь видеть краски, свет, отражения... и двигаться как будто в  луче рампы, и все вокруг продолжает быть декорацией, не распадаясь в привычный хаос.

 

Но это недолго продолжается.

 

Прекрасный фильм - живой, живой, растрепанный, неустроенный, ветреный, слезный. Нелепый, как будто оборванный, без морали, без нравоучений и выводов, только с кровью и живым тяжелым дыханием.
Выходишь, вдыхаешь мокрый воздух - и кажется, что, как все еще возможно для героини - все еще возможно для тебя.

 

И даже идущая впереди по темной улице пара наркоманов, обсуждающих свой метадон и свои болячки, не сбивает ощущения.

 

"Еще все впереди, еще все возможно" (с)"Зеркало".

 

Очень теплый в этом году ноябрь.

Спасибо за такой отклик о фильме. Умеешь создать настроение. Сразу вспомнила и о чудесном кондукторе, который встретился тебе в октябре :)
Не совсем в тему скажу: у меня сейчас какое-то очень рваное впечатление от реальности. Пока свою реальность веду я, она яркая, приветливая, немного безумная. Как только я спотыкаюсь и перестаю держать эту ниточку, так сразу раскрывается и ползет из щелей куча каких-то темных "паразитов". Например, в сети натыкаешься на негатив и человеческие "-измы", либо на улице читаешь надписи на стенках, от которых внутри становится как-то тяжело.