о "бездуховных"

"Средний тираж одной среднестатистической книги в США – 5 000 экземпляров – тот же, что и у нас (не исключено, впрочем, что эта цифра получилась за счет того, что в США огромное количество мельчайших издательств публикуют свои книги совсем крохотным, мизерным тиражом).

Но при этом тиражи популярных высококачественных (они же интеллектуальные) романов в Америке больше, чем у нас, в десятки раз – да, да, не падайте со стула. Для сложного, многопланового, глубокого, психологичного и философичного американского романа, снискавшего успех у читателей, тираж в 300 000 – не диво; у нас речь идет о 3 000, за редчайшими исключениями. Итак, главная разница между нашими литературами состоит в том, что в США бестселлерами чаще становятся действительно значительные произведения.

Почему так получается?

Начнем с издательств, с этих мускулов литературы. У нас их менее 6 000, причем их количество сокращается; наблюдаются слияния. В США – 6 крупных, 400 средних и 86 000 (!) мелких и мельчайших. Ежегодно основываются около 10 000 маленьких издательств, из них, разумеется, к концу года выживает не более 10%, однако в целом наблюдается рост.

Костяком литературы являются литературные журналы. В России их чуть более тридцати, в США – более трехсот. Разница в тиражах тоже впечатляет. Главный американский литературный журнал «Атлантик» – 400 000 (выходит 10 раз в год); ежемесячный «Харперс» – 200 000; еженедельный «Нью-Йоркер» – 1 050 000 (!) экземпляров.

Если мы возьмем большую семерку российских литературных ежемесячников – а именно (по алфавиту) журналы «Дружба народов», «Звезда», «Знамя», «Москва», «Наш современник», «Новый мир» и «Октябрь» – у каждого из которых тираж не более 5 000, – то увидим, что их суммарный тираж не достигает даже 1/10 тиража журнала «Атлантик».

А кровеносная система литературы – это литературно-критическая пресса. Практически в каждом из трехсот американских литературных журналов есть критический отдел. Популярнейшее приложение к газете «Нью-Йорк Таймс» – The New York Times Review of Books – каждую неделю тиражом 1 500 000 экземпляров доносит до читателя новости литературы. На втором месте по влиятельности – выходящее раз в две недели The New York Book Review с тиражом 135 000 экземпляров.

У нас есть «Книжное обозрение» и НГ Ex Libris – издания приятные, но их популярность и влияние на читателей в десятки раз скромнее.

Мне кажется, что большое количество издательств, литературных и особенно литературно-критических журналов – это и есть залог того, что литература будет развиваться широко и разнообразно, что будет велик приток новых имен, что конкуренция будет одновременно и высока, и мягка – то есть автор имеет высокие шансы найти своего читателя, своего критика и, в удачном случае, своего «промоутера», или, по-русски, толкача. И читателю тоже легче найти своего автора.

Мне кажется также, что все это имеет какое-то отношение к духовности. Какое именно – точно не знаю. Но имеет наверняка.
Вряд ли страна с такими тиражами умных книг и журналов может быть совсем уж моральной пустыней, населенной бездуховными потребителями".
Tags:
Интересно, спасибо.

Люблю такой диалог из "Шерлока":
- Могут подумать, что ты глуп или неправ.
- Кто так думает, сам глуп или неправ.

Говорить, что все американцы глупы, никто не читает, что все они бездуховны - та же глупость.
Это правда. Не знаю, только ли в журналах дело.
Возможно, просто американцы читают, а русские нет. Чтение - это досуг, силы и время на организацию досуга у людей появляются только когда бытовая сторона жизни устроена и в экономике есть стабильность.

Кроме того, в России книготорги не смогли пока адаптироваться к повальному переходу на электронные форматы. В США покупают книги в форматах Kindle, ibook и Nook, и это, думаю, существенная доля этих больших тиражей. А в России все бесплатно качают.
Но ведь эти 86000 издательств занимаются все же бумажными книгами? или нет? Я этого не поняла из текста.

Но вообще миллионный тираж "Нью-Йоркера" - как я понимаю, все же бумажного? - ОЧЕНЬ впечатляет. Такие тиражи были у "Огонька" и литературных толстых журналов лучших перестроечных лет, а больше никогда такого здесь не было.