"Вторая и единственная"

Уже давно посмотрела этот фильм - имхо, замечательная работа - но его постоянно удаляют с Ютуба, так что запостить не получалось. А тут вот опять вывесили - может какое-то время еще будет доступен.



А сегодня прочла любопытное - и об этом фильме, и вообще о матшколах в СССР. Любопытное потому, что у меня целая цепочка близких и дальних людей - выпускники этих самых матшкол 1960-70-х или преподаватели математики. Среда домашняя, так сказать. Атмосфера.

А написано вот что - выпускником той самой второй и единственной:

На нас затратили колоссальные усилия, ожидая не меньшее. Можно ли сказать, что "мы" превзошли учителей? Из 2-й школы вышло много прекрасных математиков. Все же, никто из них не Гельфанд. Не находятся они, пожалуй, и на уровне промежуточного поколения, которые в матклассы не ходили (скажем, Громов, Дринфельд, Манин, Элиашберг).

Дело не в математике, это общая ситуация.

Уровень науки, через который прошла Россия 60-х годов оказался ее верхним пределом. Новые Ландау, Капица, Шубников из физматшкол тоже не вышли. Вышли "ведущие ученые в ведущих университетах". Мне это представляется микроскопически малым; не стоило таких забот. Талантливейшие люди потратили неимоверные усилия в попытке создать лучшую себе смену. Кабы они знали результат, не думаю, что тратили бы время таким образом, ведь его можно было более продуктивно потратить на науку.

<...>

В нас вдалбливали сложность, простоте не учили, ее не ценили. Мне потребовались годы, чтобы забыть ту науку и выучиться думать просто. Я гордился искусством решения сложных задач. Сколько времени потратил впустую... Вместо того, чтобы думать простое и новое, я терял время на сложное и неоригинальное. Виноват в этом, конечно, я сам, но было, было в физматшколах подталкивание в этом направлении. Когда Вы упомянули, как трудно было ученикам Гельфанда - а они были замечательными математиками - отправиться в самостоятельное плавание, ведь это про то же... Проблема такого рода была не у меня одного.

Предыдущее поколение умело думать просто, и потому оно пошло дальше. Это высшее творчество. Из каждой простой мысли росло новое направление, постепенно усложняясь. Но продвигаться далее стало труднее. Причина была осознана как недостаток умения думать сложно, и нас с младых ногтей нацелили в эту сторону. Это помогло продвинуться дальше, но это же препятствовало открытию новых направлений, для чего нужно умение и привычка думать просто. Перекос был общий; матшколы стали его наиболее ярким воплощением.

Мне кажется, в этом была глaвная ошибка. Она была повторена в Америке. Возможно, простоте нельзя научить в принципе, к ней надо прийти самому, и садово-огородное взращивание ей помеха. Красоте - не помеха, точности - не помеха, а простоте и безумным идеям - да.