девочка

"Анна Каренина". Сергей Соловьев

Вчера все-таки посмотрела «Анну Каренину» Сергея Соловьева, в «Авроре», вечером. Шла потом домой, неся в себе радость, боясь расплескать, знаете, как бывает, когда выходишь после очень хорошего кино.



Ребят, это лучшая экранизация романа, из всех что я видела. А я видела три — нашу старую, с Лановым и Самойловой, американскую и французскую (с Софи Марсо). Про плоские и совершенно никакие иностранные даже и говорить не буду, но этот фильм — он ЛУЧШЕ классического старого. Он гораздо, гораздо глубже, и при этом Соловьев не изменяет себе, сохраняя в фильме все черты жанра «экранизация», уважая текст, уважая атмосферу. Когда-то он так же прекрасно, свежо и одновременно уважительно, снял «Станционного смотрителя»...

Это фильм, который можно детям показывать, школьникам, он целомудренный, но не ханжеский, и он потрясающе красивый. Респектище художнику и оператору! И Соловьеву во главе, конечно. Краски, полутона, благородство очертаний, где-то размытых, где-то подчеркнутых, мягкий особенный свет, очень русский, немножко набоковский, замечательная игра с чуть замедленной местами съемкой, красивейшие черно-белые вставки — ну, а в конце, где мы погружаемся в полубред отчаявшейся Анны, там вообще просто пиршество красок, это уже даже не съемка, это уже настоящее изобразительное искусство, иначе не назвать, каждый кадр просто шедевр. Он даже окровавленный труп Анны с отрезанной рукой, да-да! сумел показать не как натуралистичное «мясо», а как эстетическое зрелище. В общем, фильм изумительной красоты, чисто визуальной. Ну, Соловьев умел всегда это делать. Но тут он превзошел сам себя, я считаю. Вот как нужно кино снимать! Такой контраст со всем нынешним русским кино, даже с хорошим, с тем, что мне нравилось последнее время — Попогребский, еще некоторые... Сидела раскрыв рот. Фильм не длинный, всего чуть больше двух часов, но там такая плотность красоты, что кажется — все четыре.

При этом — очень музыкальный фильм. Очень много музыки, при этом — не навязчивой, простой, правильно расставляющей акценты. В титрах — композитор Анна Соловьева. Неужели это уже его с Друбич дочка?

В целом — настоящий режиссерский успех. На его фоне есть, конечно, что-то, с чем я не соглашусь, но это все потонуло в общем впечатлении. Идите, и найдите и посмотрите этот фильм на большом экране.

Из того, что вызывает сомнения — Гармаш в роли Левина. Видимо, выбран из-за того, что в окладистой бороде напоминает самого Льва Николаевича средних лет, а Левин, как известно, - его альтер-эго в романе. И текст от автора читает тоже Гармаш, хорошо читает. Но Левин из него … ну не воспринимаю. Ну какой из него граф Толстой, аристократ, все-таки, хоть и деревенский житель? Впрочем, хорошего Левина найти пока не удавалось никому из экранизаторов, это и неудивительно — описывая себя самого, трудно дать четкую и цельную характеристику, а ЛНТ описывал себя. Так что Гармаша прощу режиссеру, охотно. И кроме того, мне очень понравилось, как много в фильме текста — и читаемого за кадром, и читаемого прямо в кино — вот просто текст, с ятями, на черном фоне. Да еще сам фильм разделен на главы, по номерам, с названиями. По-моему, это очень здорово, когда режиссер не выпячивает себя — вот, мол, я щас вам покажу СВОЕ ВИДЕНИЕ — а еще и еще раз отсылает к книге.

Вронский — Ярослав Бойко — сначала не впечатлил, потому что лицо актера примелькалось в сериалах, а потом показался даже лучше того, классического, в исполнении Ланового. Он получился гораздо человечнее, эмоциональнее и психологически достовернее. Лановой вообще ходульно, на мой взгляд, выглядел в старой версии. Вот буду теперь знать, что есть такой Бойко, который хорошо умеет играть, оказывается.
Абсолютно достоверно и прекрасно сыграли Абдулов-Стива, и Долли - замечательная Елена Дробышева. Отсылкой к «Войне и миру» выглядят родители Кити Щербацкой — старичок-отец в фильме Бондарчука играл когда-то юного Друбецкого, а мать — красавицу Элен Безухову. Очень хороши. Сама Кити — ну, она соответствует тому, что о ней сказано в романе, то есть — просто милая девушка. И она даже внешне сильно напоминает юную Анастасию Вертинскую, которая играла Кити в старой экранизации. Это единственная роль, имхо, которая в старом фильме выглядит интереснее — просто потому, что в самой Вертинской больше индивидуальности, чем в этой девочке. У самого ЛНТ и вообще особой индивидуальности в этом образе нет.

Ну и главные роли. Про них отдельно. Нет, Вронский в этом фильме не относится к главным героям, ага. Главные герои — Каренин и Анна. Получилась история об их семье, об их, сначала, счастливой, а потом разрушенной семье, союзе двоих любящих, который почему-то сломали, и от разрушения в равной степени страдают оба, потому что любили — оба. Первая сцена в доме Карениных — это сцена любви и семейного счастья. И заканчивается фильм тем, что именно Каренин забирает к себе дочку Анны, и держит ее на руках...

Против ожидания, Друбич поначалу меня не очень порадовала. Понять и оценить смогла уже ближе к концу фильма. Понять то, что она, скорее, актриса для Достоевского — для Настасьи Филипповны, для истерической Мармеладовой. Актриса для сильных эмоций. Поэтому в тех моментах, где нужно играть зарождение любви, и вообще в относительно спокойных местах она выглядит порой зажато, порой недостаточно выразительно. Но при этом в горячке, в поту, с остриженной головой, или в конце, погибающая и отчаявшаяся, она играет просто гениально. Гениально. Она сразу вся как будто проявляется, открывается, и становится виден ее собственный замысел, ее рисунок роли, ее собственная пережитая и прожитая в себе Анна Аркадьевна. И глубины в ней не меньше, чем в Самойловой — но она другая, она более сумрачная, более жестко относящаяся к себе. В ней видна девочка из 20 века — независимая и сильная, гораздо более сильная, чем описано у Толстого. В ней почти нет мягкого лиризма, присущего Самойловой. Зато она спускается в такие психологические пропасти, которые никто раньше в этой кинороли не исследовал. В итоге — пять с плюсом.

И наконец — Янковский-Каренин. Даже страшно об этом писать, я не знаю, где слова найти. Никто и никогда, ни в кино, ни в театре, я думаю, не играл ТАКОГО Каренина. Мало того, что он никак не похож на классический высушенный типаж с трещащими пальцами... как бы не сказать, что он тут переиграл самого Толстого. Здесь из толстовского текста вырос по-настоящему страдающий, любящий, живой человек: в нем нет ни капли упрощенности, которая есть в самом романе. Он может говорить жене сухие слова о разводе, но потом выйти из комнаты и вдруг чуть не упасть; он ПОХОДКОЙ, СПИНОЙ умеет играть трагедию. Нужно ли говорить, что он в этом фильме переигрывает всех. Кроме режиссера. И он достоверен в каждый момент, в отличие от Друбич. В каждой мелочи, в каждом слове и жесте: идеально прописанный психологический рисунок. «Пе..пере...перестрадал!» - говорит он, и у Толстого это одно слово, а в фильме получается потрясающий психологический этюд. Я до сих пор считала, что лучшая роль Янковского — Позднышев в «Крейцеровой сонате», но теперь я и не знаю, что думать. Такая глубина и такая полная обнаженность, оголенность нерва — при очень скупом, в общем-то, тексте. Настоящий гений, из тех, на которых глядишь и не понимаешь, как это возможно.

Просто счастье, что у нас еще кто-то умеет снимать кино на таком уровне.
Пойду еще раз его посмотрю:)
Tags:
Очень интересно.:) Здорово, что получилось нечто достойное. Но вот в том, что лучше нашего старого фильма - тут я в сомнениях. По-любому пока не увижу, судить для себя не смогу.:)
"Анна Каренина". Сергей Соловьев
Спасибо за рецензию. Долго собиралась, но ехать далеко было, так и не собралась. Но ваша рецензия это что-то отдельное. Получила удовольствие от вашего удовольствия, и от слога и вообще, не знаю где бы я еще такое прочитала. Спасибо. Жаль не идет сейчас нигде, и в интернете нет. Буду искать фильм на ДВД.