Category: знаменитости

(no subject)

А Леди Гага, оказывается, снимала клип в поместье Уильяма Херста.
Прям все роскошество налицо, и замок, и бассейны эти безумные.
И даже "Майкл Джексон". Он там у нее "воскресает" вместе с Христом и Далай-ламой, кажется.
Ну-ну :) Девушка умеет играть смыслами и имеет амбиции.
Не рискну разгадывать символику, да и не хочется особо, потому как собственно музыка-то не вдохновляет, но прикольно. И виды...

мдж со свечой

Майкл Джексон и антисемитизм. Часть 2.

Однако я отвлеклась.

Что еще достоверно известно по теме? Почти ничего. Еще всего несколько слов. После смерти Майкла в его бумагах нашли, среди всего прочего, клочок, вырванный из блокнота, с черновиком не то песни, не то стихотворения под заголовком «Palestine».

С таким текстом:

Collapse )

Большое спасибо Вере morinen за помощь в поиске материала для этого текста.
девочка

(no subject)

Оно, конечно, не пятница сегодня, но разве нужен повод, чтобы восхититься ими лишний раз?:)
Давно думаю, что Стивен Фрай - реинкарнация Уайльда. Он же даже внешне - почти точная копия.


Этта... детей уберите от экранов:)

UPD: упс, а я и не знала, что Фрай сыграл Уайльда в кино:)

мдж со свечой

Amy

Слушаю Эми и не могу остановиться.

В этом голосе есть все то, что я больше всего люблю в женском вокале. Который вообще-то редко предпочитаю мужскому. Их было до сих пор две - две сильные черные женщины - чьи голоса всегда действовали на меня магически - Элла Фитджеральд и Нина Симон. Где-то рядом маячит еще Лайза Минелли и - припопсованная и приглаженная, но все-таки настоящая - Стрейзанд. Но те две всегда  - вне любой конкуренции.

И теперь - вот - Эми. Где в этой тонкой девочке помещалось такое контральто? Изумительный голос - глубина, сила, страстность, и мягкость, и пронзительность, и одинокость... и какая-то потерянность. И черный бархатный низ, и нежный надтреснутый верх, и эмоциональное разнообразие, и игра, и полет... И в этом образе столько всего намешано - и буйство негритянского соула, и цыганщина, и кошачья мягкость, и ведьмовство, и мировая еврейская скорбь, и привкус фламенко, и что-то от Эдит Пиаф и Патрисии Каас, и - главное - собственная крепко настоянная дьявольщина.

И все это - все эти песни - ее собственные. Они родились вот в этой хрупкой девочке. Умереть... Никогда - ничего подобного - нигде.


И снова - до боли знакомая история: о скандалах, затмивших творчество, о депрессиях, о мертвой звезде, которая стоит дороже, чем живая... и опять необъяснимая смерть (ведь наркотиков дома не нашли).

А какая красивая! Была. Какой образ, только ее, свой, единственный, сразу врезающийся в память: усиленная женственность - неуемная черная грива, медово-зеленые глаза и подчеркнутый бюст - и при этом все еще неловкость и мягкая детскость - девочка-хулиганка с неровными зубами и рассеянной улыбкой.
И мы уже никогда не увидим ее в 30-40, в расцвете силы и таланта. Бог ты мой, ну почему все эти пластмассовые куклы так безнадежно здоровы, а редчайшие нежные цветы так всегда безнадежно обречены??
Collapse )